1. Статья
  2. Граффити
  3. Жан-Мишель Баския: я хочу рисовать как ребенок
Граффити 07 Апреля 2019
Аватар пользователя budgetpackagebudgetpackage
#hashTag1 #hashTag 2

Жан-Мишель Баския: я хочу рисовать как ребенок

Жан-Мишель Баския - это имя поклонники стрит-арта, современного искусства и даже хип-хопа слышали не один раз. Но далеко не все придавали внимания тому, кем же был этот человек и почему его фигура является культовой для многих ваших любимых артистов. За свою недолгую жизнь этот художник сумел создать нечто уникальное и вывел неоэкспрессионизм на новый уровень, а относительно недавно, в 2017 году, одна из его работ была продана на аукционе за 110,5 $ млн. Рассказываем вам о жизни и творчестве Баския, ссылаясь на его собственные слова из различных интервью и воспоминания современников художника.

Детство, семья и знакомство с искусством

Jean-Michel Basquiat родился в Бруклине 22 декабря 1960 года в мультинациональной семье. Его отец был выходцем из Гаити, а мать из Пуэрто-Рико. Кроме маленького Жан-Мишеля у родителей было еще трое детей: две младших девочки и мальчик-первенец, которого Жан-Мишель, к сожалению, не застал в живых - он умер незадолго до рождения брата. 

С раннего детства мальчик показывал прекрасные задатки к учебе и до 4-х лет научился читать и писать. Мать Жан-Мишеля заметила интерес ребенка к рисованию и начала всячески поощрять его попытки творить. Она с малого возраста водила его в нью-йоркские музеи искусства и знакомила с известными картинами прошлого и настоящего.

В 7 летнем возрасте с будущим художником произошел несчастный случай: его сбила машина, когда он играл на улице возле дома. Мальчик сломал руку и получил несколько серьезных ушибов. Это событие в некотором роде повлияло на формирование его художественного стиля. Дело вот в чем: мать Баския, дабы как-то занять ребенка во время реабилитации, принесла ему почитать известную книгу “Анатомия Грэя”, в которой в письменной и иллюстрированной форме описывались особенности человеческого организма. Позже Жан-Мишель не раз говорил, что эта книга сильно его поразила и отпечаталась в памяти.

Помимо рисования, до 11 летнего возраста Жан-Мишель сносно владел французским, испанским и, естественно, английским языками. Он много читал и со временем стал писать собственные истории и сочинения. Он посещал специальную школу (St. Ann`s School), развивающую способности детей к искусству. Баския увлекался мультфильмами и в то время мечтал, что однажды сам будет их рисовать. Время покажет, что эта детская мечта не осуществится, но отложит существенный отпечаток на стиле молодого дарования и сделает его всемирно известным.

Отец Жан-Мишеля Баския был типичным представителем среднего класса в Нью-Йорке и всеми силами старался привить свои ценности сыну. Но тот их не разделял. Как не всегда разделяла взгляды мужа и его жена. Брак семейства Баския сложно было назвать крепким: пара периодически расставалась  и сходилась снова. В конце-концов, родители мальчика развелись окончательно, когда ему было 7. По словам художника и отец, и мать не один раз избивали его, хотя отец отрицал подобные утверждения.

После развода дети остались жить с отцом, поскольку их мать испытывала психологические проблемы и ей периодически требовалась клиническая реабилитация. По словам Жан-Мишеля, “она сошла с ума из-за неудачного брака”.

После 5 лет жизни в Бруклине, Джерард Баския (отец художника) решил переехать жить в Пуэрто-Рико. Там семья прожила 2 года, после чего снова вернулась в Нью-Йорк. Жан-Мишелю на тот момент исполнилось 14 и он был сыт планами отца сделать из него примерного рабочего с отсутствием каких-либо амбиций. Творческий дух парня рвался на свободу и в 15 лет он впервые сбежал из дома. Он неделю шатался по паркам и ночевал на скамейках, пока его не арестовала полиция и не вернула под опеку отца. 

В 10-м классе Жан-Мишель бросил школу, которую до этого посещал, и решил перевестись в City-As-School, где училось много творчески одаренных тинейджеров. Но и там доучиться до конца ему не удалось. Узнав об этом, отец выгнал 17-летнего юношу из дома. Баския остался жить с друзьями в Бруклине. Чтобы хоть как-то зарабатывать он стал рисовать собственные почтовые открытки и продавать их на улицах. Это было начало великой, но короткой карьеры, которая ждала его впереди…

SAMO и первые успехи в галерейном искусстве

Еще в 1976 году Баския и его друг Al Diaz основали творческий тандем и назвали его SAMO, что было акронимом фразы “same old shit” (“то же старое дерьмо”). Парни рисовали эту надпись на стенах SoHo (район в Нью-Йорке), дополняя основную надпись хаотическими фразами или отдельными словами. Изначально посыл было сложно понять, но SAMO набирал популярность и стал чем-то вроде тренда в Нью-Йорке. Позже, в 1978 году, сам Баския объяснил, что же значили их граффити в интервью Village Voice:

“SAMO - это было что-то вроде псевдорелигии, выдуманной нами в противовес существующим ценностям. Она символизирует фальш, в которую верят массы. Этот город полон напряженных людей, среднего класса, который старается выглядеть как богачи, зарабатывая себе материальный статус. Это убивает меня. Как будто все ходят с прикрепленными ценниками на голове. Люди должны придавать больше внимания духовности. Но мы ведь не можем встать на обочине и орать об этом всем прохожим. Зато мы можем рисовать на стенах”.

В этих словах трудно не углядеть обращение художника к собственному отцу...

После того как Basquiat и Diaz открыли миру свои лица (история гласит, что они согласились продать свою историю Village Voice за 100$ каждый), существование SAMO прекратилось. Друзья и напарники решили больше не работать вместе, а вскоре после публикации интервью по городу начали появляться граффити “SAMO is dead”. 

По словам Alexis Adler, бывшей сожительницы Баския, в 1979 году он обзавелся своим первым жильем. По крайней мере, это были апартаменты, от которых у Жан-Мишеля были собственные ключи. Как раз в то время он стал плавно переходить от уличного арта к галерейному. По словам Адлер, Баския рисовал на любых поверхностях: от стен внутри квартиры до мебели и окон. Также молодой художник оставлял ироничные надписи на полуразваленных домах, которых в Нью-Йорке конца 70-х было предостаточно. 

В тот же период Жан-Мишель начинает рисовать то, что вскоре принесет ему славу и популярность в среде искусства: человеческие головы и самих людей. Он изображает их в основном фронтально или в анфас, без каких-либо объемных деталей. Его работы напоминают детские рисунки (вспомним мечту художника создавать мультфильмы), в которых причудливо показаны органы или анатомические особенности человеческого организма (Анатомия Грэя). Лица персонажей Баския в основном мрачные, выражающие боль, грусть и задумчивость. Основа рисунков дополнена множеством надписей - иногда очевидных, но в большинстве своем со скрытым смыслом. Те слова, на которые художник хотел обратить особенное внимание, он нарочито перечеркивает. Также Баския использовал ксерокс своих предыдущих работ и помещал их части на более крупное полотно, создавая новое произведение.

Переломным моментом в жизни и творчестве Баския стала его встреча с Энди Уорхолом. Это случилось в том же 1979-м, Жан-Мишелю было всего 19 и он искренне восторгался работами эксцентричного артиста. Как-то раз, обедая в ресторане со своим другом и менеджером по совместительству, Баския увидел за другим столиком Уорхола. Он подошел к нему и предложил взглянуть на несколько своих почтовых открыток ручной работы. Уорхолу настолько понравилось увиденное, что он пригласил Баския к себе в студию. Так завязалась дружба, повлиявшая на карьеры обоих художников. Для Баския дружба с Уорхолом стала возможностью завоевать еще большую известность и новых поклонников, для Уорхола, который устал удивлять и чье творчество на тот момент значительно обеднело, встреча с молодым оригинальным художником стала вдохновением.

Их дружеские отношения стали основой сотрудничества. Самым громким и, по иронии судьбы, последним проектом дуэта стала совместная выставка работ “Warhol/Basquiat Paintings” 1985 года. Она имела большой успех у публики, но после того как пресса стала распространять информацию о том, что Уорхол “использует Баския для того, чтобы подогреть интерес к своим картинам”, их дружбе наступил конец. Они так и не помирились до самой смерти Уорхола в 1987 году. Баския был подавлен из-за этого. Еще раньше, став известным, он начал испытывать чувства депрессии и безысходности. По словам отца Жан-Мишеля, однажды он сказал ему, что все, что его интересует - это его наследие и  возможность оставить после себя что-то важное.

Но вернемся в начало 80-х и вспомним взлет Баския. Именно тогда, в 80-х, он достиг самых больших высот в своем творчестве. Это случилось благодаря участию в нескольких масштабных выставках, главной из которых стала The Times Square Show. Жан-Мишеля наконец-то увидели в качестве соло-художника. Критики со всего мира смогли воочию наблюдать его работы и это принесло свои плоды. Работы Баския были опубликованы в нескольких видных журналах об искусстве, а местные владельцы галерей начали предлагать ему выставлять свои картины у них. Баския стал востребован даже за границей. Галерейный деятель Эмилио Маццоли предложил ему первую личную европейскую выставку в итальянской Модене. 

Бытует история о том, что после первого коммерческого успеха (первые картины Баския продались по цене от 10,000 до 25,000 $), он нанял лимузин, поехал к папе в Бруклин и отдал ему и сестрам большую часть денег. Сын доказал отцу, что его неповиновение не прошло даром. 

После выставок в Европе цены на картины Баския взлетели и он стал богатым человеком. Жан-Мишель продолжал много рисовать, затрагивая острые социальные темы богатства и бедности, расизма, любви и ненависти, пороков общества и человека как индивидуума. Критики разделились на два табора: одни критиковали художника за полное отсутствие какого-либо мастерства, техники и называли его работы “детскими каракулями”, другие - восторгались глубиной посланий и как-раз таки нахваливали нарочитый примитивизм Баския, отмечая, что таким образом он лишь отображает состояние социума и современного искусства. 

Сам художник открыто говорил, что он “хочет рисовать как ребенок”. Энергетика и свобода, которая присутствует в детских рисунках, привлекала его намного больше, чем элитное искусство. Он не скрывал, что не обучался рисованию и провалил курс базовых уроков по этому предмету в школе. Что ж, возможно благодаря этому Баския и смог стать одним из важнейших представителей нео-экспрессионизма в 80-х.

Но Баския не ограничивался только рисованием. Он увлекался музыкой и даже основал панк-группу Gray, в которую, в частности, входил небезызвестный актер Винсент Галло. Также Жан-Мишель поучаствовал в записи и выпуске рэп-сингла “Beat Bop” с парой МС Rammellzee и K-Rob. Этот винил позже стал пользоваться особенной популярностью у коллекционеров из-за того, что художник самостоятельно работал над оформлением обложки сингла. 

В 1981-м Жан-Мишель начал работать с арт-дилером Anna Nosei. По ее словам, на тот период приходится наиболее продуктивный период его деятельности. Анна предоставила Баския подвал своей галереи под мастерскую. В интервью 2010 года она вспоминает:

“Он приходил в мастерскую как на работу. Если опаздывал, то всегда извинялся. Обычно после прихода он сразу же включал музыку и начинал работать. Его работы день ото дня становились более взрослыми и наполнялись новыми смыслами. В то время Жан-Мишель рисовал очень много. За день он мог закончить 2-3 полноценные картины. При этом, бывало он рисовал их параллельно друг с другом, перескакивая от одной к другой. Иногда он работал в пижаме и комнатных тапочках. Время от времени мои ассистенты по его просьбе бегали в банк, чтобы снять наличку на его личные нужды…” 

Деньги, слава, успех и…растерянность

Сотрудничество с Nosei давало свои плоды: картины Баския продавались хорошо, он становился богаче. Молодой художник довольно часто менял девушек, одной из которых, между прочим, была неизвестная на тот момент Мадонна. Но не все было так гладко, как казалось на первый взгляд...В жизни Жан-Мишеля появились наркотики. 

На волне успеха Баския переехал в собственные апартаменты-мастерскую на Crosby Street. В то время он жил вместе с девушкой по имени Suzanne Mallouk. Образ жизни Баския изменился: он по-прежнему много рисовал, но его психологическое состояние постепенно ухудшалось и в конце-концов привело к затяжной депрессии. Его стал раздражать дневной свет (по словам Малук, он закрывал окна черным полотном и круглосуточно сохранял в комнате темноту) и посетители, приходившие посмотреть на новые картины. Вместе с Сьюзан они нюхали все больше и больше кокаина.  

Несмотря на это, картины Баския росли в цене и обретали новых поклонников-толстосумов. Критики продолжали во весь голос хвалить и осуждать артиста. Сами картины Баския стали еще мрачнее и стали затрагивать темы смерти и эксплуатации человека в искусстве. 

Баския по-прежнему выставлялся в самых известных мировых галереях, но это его не радовало. Он тратил деньги на материальные блага, но позже жалел об этом. Современники Жан-Мишеля говорят о том, что усугубление зависимости от наркотиков и психологическая яма были обусловлены несколькими причинами. Во-первых, после того, как Баския прочно обосновался в мире высокого искусства, ему там не понравилось. Он презирал эксплуататорскую природу галерей и их владельцев. Он стал задаваться вопросом для кого он рисует свои картины и не продался ли он сам?! Во-вторых, он считал, что к черному художнику в мире “белого” искусства никогда не будет серьезного отношения. В третьих, он не мог привыкнуть к всеобщему вниманию и статусу “звезды”. Становилось только хуже - Баския начал употреблять героин.

У художника стали случаться нервные срывы. Во время одного из них он незаметно проскользнул в мастерскую-подвал Nosei и уничтожил 10 своих картин, порезав их ножом. Для того, чтобы их невозможно было скопировать или реставрировать, Баския залил куски полотен белой краской.

Начиная с 1982 года, Жан-Мишель стал работать над новой техникой: он создавал коллажные картины из кусочков ксерокопий своих старых работ, тканей и других текстурных материалов. На создание этих полотен уходило больше времени, но они на некоторое время отвлекли художника от пагубных мыслей и привычек. Баския снова “ожил”. В 1985-м он разорвал рабочие отношения с Anna Nosei и начал работать с другими дилерами. Одним и самых памятных событий тех лет было появление артиста на обложке “New York Times”. Статья с заголовком “New Art, New Money” рассказывала о феномене Баския и объясняла почему его картины имеют такой огромный успех в тогдашнем мире искусства. Именно в то время у Баския появилась привычка рисовать в дорогих костюмах от Армани. Он не жалел дорогой наряд и после того, как на нем оставались пятна краски, расхаживал в нем по улицам.  

Спрос на работы Баския увеличивался, успех сопровождал молодую сенсацию. Но Жан-Мишель не выдержал. Молодой, но очень ранимый и одинокий, в 1987 году он говорил Винсенту Галло:
 

“Мне нужно уехать из Нью-Йорка. Я ненавижу его. На Гавайях нет героина и там настолько красиво, что у тебя даже нет времени думать об этом”.

Баския совершил попытку бросить все и действительно уехал на несколько месяцев на острова. Но убежать от своих демонов не смог. Вернувшись в Нью-Йорк, он снова начал употреблять наркотики и 12 августа 1988 года умер от передозировки героином. Художника нашли в собственной студии на Great Jones Street. Ему было всего 27 лет.

Для многих Баския является эталоном тонкой творческой натуры, великим художником и неординарным человеком. Другие не понимают восторгов от его работ и с иронией отмечают, что “такое может понравится только “ценителям”. Наверное истина, как обычно, где-то посередине. Но одно можно сказать наверняка: за свою короткую жизнь Жан-Мишель Баския сумел оставить свой след в истории. А ведь для него это было самым важным.

Enjoyed reading this stuff? Tell your man to check it out too or leave your opinion!
0
blog comments powered by Disqus

Подпишись на наши каналы: